Товарный знак судебная практика

Истец также просил взыскать в его пользу с ответчика судебные расходы по оплате государственной пошлины за подачу иска в размере 503 евро 37 евроцентов. В остальной части дал суду объяснения, аналогичные доводам, изложенным в исковом заявлении. В заявлениях суду от 12 сентября и 23 октября 2018г. Заслушав юридически заинтересованных в исходе дела лиц, проверив и исследовав письменные и вещественные доказательства по делу, судебная коллегия приходит к следующему.

Средства индивидуализации товарные знаки и знаки обслуживания, наименования мест происхождения товаров, коммерческие обозначения являются неотъемлемым атрибутом успешного бизнеса. И идут они с этим вопросом в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности. Какие же проблемы и неожиданности подстерегают правообладателей на этом пути? Так, пунктом 1 статьи 6. Пунктом 1 статьи 1508 ГК РФ предусмотрено, что по заявлению лица, считающего используемое им в качестве товарного знака обозначение общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком, по решению Роспатента такое обозначение может быть признано общеизвестным в Российской Федерации товарным знаком, если это обозначение в результате его интенсивного использования стало на указанную в заявлении дату широко известным в Российской Федерации среди соответствующих потребителей в отношении товаров заявителя. По смыслу указанных правовых норм, критерием для признания товарного знака общеизвестным в Российской Федерации является одновременное выполнение совокупности трех условий: широкая известность данного обозначения 1 у соответствующих потребителей; 2 в отношении товаров услуг заявителя; 3 в результате интенсивного использования.

Судебная практика по использованию товарного знака в наименовании

Все обзоры В центре внимания нового обзора судебной практики по интеллектуальным правам в Интернете вновь оказались товарные знаки. В силу большого количества подобных споров и неоднозначных тенденций практики их разрешения. Также проведем разбор прецедентного дела об использовании товарных знаков в качестве ключевых слов, в котором российский суд выбрал собственный подход, отличающийся от мировой практики.

Оценим правомерность привлечения к ответственности владельцев онлайновых ресурсов, контент которых пополняют пользователи. И рассмотрим отдельные вопросы признания объектов охраноспособными с точки зрения авторского права. Владелец товарного знака имеет абсолютный приоритет на использование его обозначения в качестве доменного имени, при условии правильного формулирования своих требований.

Последние решения показывают, что все больше в судебной практике укореняется подход, признающий приоритет товарного знака над любыми сетевыми способами адресации и индивидуализации, даже если они используются в отношении не однородных товаров или вообще в некоммерческих целях.

Об этом мы много говорили в предыдущем обзоре. Для судебных актов подобной категории обязательной становится формулировка, прежде использованная в Постановлении от 5 мая 2012 г. Из анализа действующей судебной практики очевидна готовность суда в любых ситуациях поддерживать владельца товарного знака. Независимо от того, кто и для каких целей использует сходное доменное имя в сети Интернет. И если в реальной жизни обозначение, совпадающее с товарным знаком, можно свободно использовать в любых некоммерческих целях, а иногда и в коммерческих если они не связаны с идентичным или однородным товаром , то в мире виртуальном ни один обладатель доменного имени не может быть спокоен.

Объявившийся однажды владелец товарного знака может покуситься на его сетевое средство индивидуализации, если хозяин доменного имени не сможет обосновать, в частности, свой законный интерес на него.

Таковым легко признают производство или реализацию одноименного товара. Разве можно представить А. В пространстве Интернета эта горькая шутка, увы, рискует превратиться повседневную практику. Интересы частных лиц и некоммерческих организаций оказываются абсолютно не защищены. А ведь пока битвы идут, в основном, за доменные имена. Что уж говорить о том, когда в поле зрения предпринимателей попадут такие средства цифровой индивидуализации , как названия веб-сайтов, наименования аккаунтов , профилей или групп в социальных сетях и иных медиа, или просто сетевые прозвища ники пользователей?

Споры по этим объектам уже давно не редкость в иностранных государствах. Как они будут решаться в нашей стране, нам еще только предстоит узнать. В то же время, сформировавшаяся судебная практика последовательно указывает, что при решении вопроса о нарушении прав на товарный знак в связи с использованием его в доменном имени необходимо учитывать целый ряд обстоятельств, в том числе — признаки недобросовестной конкуренции, перечисленные в Постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.

Также стоит обратить внимание на то, как суды оценивают различные формулировки исковых требований, связанные с перехватом доменных имен.

РФ производится регистрация доменов и представляет собой занесение регистратором в Реестр на основании заявки заявителя информации о доменном имени и его администраторе. Истцу была присуждена только компенсация за нарушение его прав на товарный знак в размере 20 000 рублей. В удовлетворении остальных требований отказано. Регистрация товарного знака, совпадающего со спорным доменным именем, после возникновения спора не дает его владельцу дополнительных преимуществ.

Постановление ФАС Московского округа от 27 сентября 2012 г. В данном деле ответчик, обвиняемый в незаконном использовании чужого товарного знака в принадлежащем ему доменном имени, зарегистрировал на себя идентичный товарный знак по иным классам МКТУ. Расчет, видимо, был на то, что раз товарный знак имеет очевидный приоритет над доменным именем, стоит усилить свои притязания на спорное доменное имя собственным товарным знаком. Суд с этим не согласился и признал преимущественное право на доменное имя за владельцем более раннего охраняемого обозначения.

Логика его рассуждений весьма примечательна. По мнению суда, новый товарный знак не наделяет ответчика законным интересом в отношении спорного Интернет-объекта по следующим причинам: заявление на его регистрацию подано уже после начала судебного процесса, заявитель не имел никакого отношения к спорному обозначению, не занимался производством или реализацией товаров и услуг заявленных классов МКТУ ни в период регистрации знака, ни после этого , товарный знак истца получил правовую охрану гораздо раньше.

В другом деле суд не нашел законного интереса у владельца доменного имени, зарегистрировавшего схожий товарный знак задолго до спора. По мнению суда, законного интереса у такого лица быть не может, поскольку название доменного имени совпадает всего лишь с неохраняемым!

И в качества противовеса тенденции подавления полномочий на доменные имена правами на товарные знаки, приведем два судебных дела, расширяющих возможности свободного использования чужих товарных знаков в сети Интернет подробный обзор этой темы смотрите здесь. Использование чужого товарного знака в качестве ключевых слов в рекламных системах не является использованием такого знака и не нарушает права его владельца.

Постановление Арбитражного суда г. Москы от 13 декабря 2012 г. Об этом деле мы уже упоминали в предыдущем обзоре , предлагая проследить за его судьбой. Решение по нему вполне можно назвать прецедентом, поскольку еще не сформирована российская судебная практика по такого рода спорам.

В то же время данная категория дел давно известна международной практике, о чем мы не раз писали в нашем блоге. Однако вынесенное, наконец, решение резко отличается от распространенного в иностранных государствах подхода. Суды многих стран чаще всего признают нарушением прав владельца товарного знака использование такого обозначения в ключевых словах рекламных систем третьими лицами, хотя и обосновывают свои выводы по-разному.

Суды Австралии оценивают опасность введения в заблуждение потребителей, а также факты недобросовестной конкуренции. Как видим, подобные подходы позволяют избежать формализма в защите товарного знака когда знак признавался бы лишь средством удостоверения происхождения товара , способствуют пресечению недобросовестной деловой практики, причиняющей вред правообладателю даже в отсутствие прямого нарушения норм о товарных знаках третьим лицом.

И в тоже время они достаточно гибки, чтобы не препятствовать свободной конкуренции и не расширять безмерно правомочия владельца охраняемого обозначения. Российский суд подошел более формально.

Именно в силу приведенного ограничения, правообладатель не вправе ограничивать третьих лиц в указании товарного знака, в случае, когда такое указание не направлено на индивидуализацию товаров, работ или услуг и неспособно вызвать их смешения. Таким образом, указание третьими лицами товарного знака, с целями, отличными от цели индивидуализации товаров, работ или услуг, при отсутствии вероятности смешения товаров различных лиц, не является использованием товарного знака в понимании ст.

Суд не нашел в ключевых словах никакой индивидуализирующей способности применительно к каким-либо товарам работам, услугам. Легко заметить, что суд ориентировался именно на удостоверяющую функцию товарного знака, оставив без внимания остальные.

Представляется, что подобная позиция чревата оправданием разнообразных нарушений, совершаемых третьими лицами. В то же время на приведенное выше разъяснение суда стоит обратить самое пристальное внимание. Его можно использовать для пресечения попыток владельцев товарного знака злоупотреблять своими правами в иных сферах, кроме реализации товаров. Что, исходя из изложенного выше, представляется весьма актуальным. Нет нарушений прав на товарный знак, совпадающий с именем известного лица, в случае упоминание этого имени третьим лицом на своем сайте в информационных целях, даже если такое третье лицо ведет сходную коммерческую деятельность.

Постановление ФАС Московского округа от 15 ноября 2012 г. Разработанные этим ученым методики истец применяет при оказании медицинских услуг. Истец посчитал, что это нарушает его права на товарный знак и может ввести в заблуждение потенциальных клиентов. И хотя суды двух первых инстанций поддержали заявителя, кассационный суд постановил в удовлетворении иска отказать.

Суд кассационной инстанции не увидел в подобной ситуации никаких рисков введения в заблуждение потребителей. Владелец ресурса, на котором пользователи размещают контент, может быть привлечен к ответственности за их действия.

В нескольких делах суды еще раз подтвердили правомерность наложения санкций на владельца сайта за незаконное размещение посетителями такого ресурса чужих результатов интеллектуальной деятельности. В итоге, к ответственности был привлечен сервис Rambler.

Суд сформулировал свою позицию достаточно размыто, но в принятии своего решения исходил, прежде всего, из осуждения бездействия владельца сервиса после получения требований правообладателя об удалении с сайта нелегального контента. В рассматриваемом деле кассационный суд одобрил обжалуемые решения. При этом, к счастью, некоторые оценки, данные судом первой инстанции, не были поддержаны вышестоящим судом хотя и не были им формально опровергнуты.

В частности, нижестоящий суд посчитал доказательством вины владельца сервиса Rambler. Подобные выводы весьма непродуманны и опасны. Включение их в судебную практику поскольку позволило бы привлекать к ответственности разработчиков практически любых сетевых сервисов, а равно возложило бы на них необоснованную обязанность собирать излишние персональные данные клиентов и вести мониторинг их деятельности.

Будем надеяться, что в последующих судебных делах подобные доводы судами использоваться не будут. Иначе это серьезно противоречило бы основополагающим правам граждан, а также формирующейся международной судебной практике. Кстати, в решении суда первой инстанции по данному делу содержится еще один любопытный, но настораживающий вывод.

Ответчик заявлял о том, что истцом не доказано тождество размещенного на сайте контента и охраняемых музыкальных произведений, что не исключает рисков неверной идентификации такого контента.

Иными словами, по мнению суда, для признания ответчика незаконно использовавшим чужие произведения достаточно того обстоятельства, что на сайте ответчика обнаружены некие файлы, которые называются! Всем очевидно, что риск ошибок в таких ситуациях чрезмерно высок. Действительно, как показывает опыт, творческая свобода пользователей Интернета в присвоении файлам произвольных названий поистине не знает пределов.

В качестве примера приведем еще одно дело, в котором суд возложил на владельца сайта www. Что имеется в виду? Суд исходил из того, что хотя пользователи сами загружали музыкальные произведения на сайт, именно владелец сайта предоставил доступ к ним неограниченному количеству лиц, обеспечил технологическую возможность прослушивания любой композиций на основной странице ресурса и добавления их в личный список избранного.

Здесь нужно обратить внимание на несколько очень важных моментов. В этом процессе чаще всего участвуют три лица — владеющее сайтом, размещающее контент и скачивающее его для ознакомления. Основания ответственности каждого из них разнятся в зависимости от степени участия в правонарушении, а также от законодательства и судебной практики страны, где рассматривается дело. Например, суды США считают, что нарушение будет совершенным только после скачивания нелегально размещенного контента третьими лицами.

Поэтому пользователи Интернета, разместившие чужие произведения на сайте, если нет достаточных доказательств их скачивания, чаще всего не признаются виновными в нарушении исключительных прав. Если же такие доказательства есть, то ответственность несут, прежде всего, те, кто загрузил контент на сайт. А в некоторых случаях и те, кто скачивал его. С владельцами Интернет-сайтов и провайдерами онлайн-сервисов дело обстоит иначе. Согласно законодательству США, условиями освобождения их от ответственности safe harbor , в целом, являются отсутствие знаний о наличии на сайте нелегального контента и принятие незамедлительных мер по его удалению после приобретения такого знания.

В недавних делах суды США оценивали, насколько быстро владелец ресурса устраняет материал после получения уведомления о его нахождении на конкретной странице, и принимает ли предварительные профилактические меры например, в виде систем фильтрации контента на своем сайте , если из открытых источников широко известно о неоднократных нарушениях авторских прав на таком сервисе.

Напомним, в нем суд свел обязанности владельца ресурса к двум основным видам: предотвращение размещения пиратского контента и пресечение правонарушений незамедлительно после их выявления.

Как видим, судебная практика не содержит такого основания ответственности владельца онлайн-ресурса, как создание технологических возможностей для доведения контента для всеобщего сведения! Множество современных Интернет-сервисов специально разрабатывается для того, чтобы упростить глобальное распространение контента, особенно в случаях так называемых сервисов с контентом, создаваемым пользователями user-generated content.

Естественно, они разрабатываются не для пособничества правонарушениям, а исходя из потребностей современного общества, в высшей степени заинтересованного в свободном распространении и получении самой разнообразной информации. Было бы крайне неразумно считать, что владелец подобного сервиса должен отвечать за незаконные действия каждого пользователя. Подобный подход лишь усложнил бы и замедлил технический прогресс в сфере создания новых онлайновых инструментов.

А положительный эффект таких сервисов очевиден как с точки зрения распространения информации, доступа к культурному наследию, содействия массовому творчеству, так и с экономической позиции из-за более активного вовлечения в легальный оборот разнообразных результатов интеллектуальной деятельности. Помимо создания препятствий техническому прогрессу привлечение владельцев сервисов к ответственности за действия пользователей опасно еще и с точки зрения массового нарушения прав третьих лиц.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Домены и товарные знаки. Судебная практика.

За указанный период судом вынесено 35 решений по спорам, связанным с защитой авторского права (19 решений), защитой товарного знака (9. Товарные знаки и патенты: актуальная судебная практика Право на товарный знак и патентное право занимают одно из центральных.

Информация по патентам будет доступна как на новом сервисе — Яндекс. Патенты , так и в самом поисковике yandex. Сейчас в базе Яндекса собрано более 2,5 миллиона патентных документов. На новом сервисе представлены российские патенты на полезные модели и изобретения, патентные заявки, а также авторские свидетельства СССР с 1924 года по сегодняшний день — что фактически означает один из самых крупных бесплатных массивов патентной информации в российском сегменте интернета. Искать документы можно будет по ключевым словам, номеру, названию, полным текстам патентов, авторам, заявителям или патентообладателям. Для каждого найденного документа приводится список патентов, в которых он упоминается и на которые ссылается, а также список похожих документов — чтобы можно было почитать о сходных изобретениях. Похожие патенты Яндекс ищет не только по ключевым словам, но и по смыслу. Это значит, что сервис найдёт патенты на одну тему, даже если изобретения описаны в них разными словами. Для этого используется нейронная сеть, которая умеет определять смысловую близость документов. Данные о патентах на изобретения и полезные модели для сервиса Яндекс. Патенты будет предоставлять Федеральный институт промышленной собственности ФИПС , с которым заключено соглашение о сотрудничестве, что означает регулярное, максимально точное и оперативное обновление массива патентной информации. В дальнейшем на сервисе появятся документы и на другие виды объектов интеллектуальной собственности.

Поэтому исключительное право на товарный знак является весьма уязвимым и часто нарушаемым.

Вместо возмещения убытков обладатель исключительного права на товарный знак или знак обслуживания вправе потребовать взыскания компенсации п. Суд установил, что ответчик был зарегистрирован в качестве юридического лица уже после того, как истец зарегистрировал товарный знак. Поскольку ответчик реализовывал товары в той же сфере экономической деятельности, что и истец, суд посчитал исключительное право на товарный знак нарушенным ст.

Обзор судебной практики: споры об использовании товарного знака

Все обзоры В центре внимания нового обзора судебной практики по интеллектуальным правам в Интернете вновь оказались товарные знаки. В силу большого количества подобных споров и неоднозначных тенденций практики их разрешения. Также проведем разбор прецедентного дела об использовании товарных знаков в качестве ключевых слов, в котором российский суд выбрал собственный подход, отличающийся от мировой практики. Оценим правомерность привлечения к ответственности владельцев онлайновых ресурсов, контент которых пополняют пользователи. И рассмотрим отдельные вопросы признания объектов охраноспособными с точки зрения авторского права. Владелец товарного знака имеет абсолютный приоритет на использование его обозначения в качестве доменного имени, при условии правильного формулирования своих требований. Последние решения показывают, что все больше в судебной практике укореняется подход, признающий приоритет товарного знака над любыми сетевыми способами адресации и индивидуализации, даже если они используются в отношении не однородных товаров или вообще в некоммерческих целях. Об этом мы много говорили в предыдущем обзоре. Для судебных актов подобной категории обязательной становится формулировка, прежде использованная в Постановлении от 5 мая 2012 г. Из анализа действующей судебной практики очевидна готовность суда в любых ситуациях поддерживать владельца товарного знака.

БиблиОтека

Новоселова, Л. Компетенция Суда по интеллектуальным правам в качестве суда как первой, так и кассационной инстанции. Перечень дел, рассматриваемых Судом в соответствии со своей компетенцией. Анализ практики Суда по интеллектуальным правам, связанной с применением норм о компетенции данного суда. Патентные споры 2. Singh, M. Верховный суд Индии: дела об аннулировании патентов не могут параллельно рассматриваться в разных судах. Либо должна быть подана петиция об аннулировании в Апелляционный совет по интеллектуальной собственности, либо иск в суд. Решение вынесено в ходе рассмотрения дела немецкого изготовителя ветряных турбин Enercon GmbH против индийского партнёра. Швейцарская фармацевтическая компания Novartis подала иск в Высокий суд Дели против индийского производителя непатентованных лекарств Diocon Ltd по поводу нарушения своего индийского патента действителен до 2019 г.

Справка Обзор судебной практики посвящен наиболее заметным решениям в области защиты зарегистрированных товарных знаков. Не секрет, что они, как и другие интеллектуальные права, порой стоят гораздо больше, чем права имущественные.

Выводы из судебной практики по спорам о товарных знаках 1. К нарушению исключительных прав на товарный знак относится незаконное размещение нескольких разных товарных знаков на одном материальном носителе. Незаконное размещение нескольких разных товарных знаков на одном материальном носителе является нарушением исключительных прав на каждый товарный знак.

Судебная практика

.

Незаконное использование товарного знака

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ЗАЩИТА ТОВАРНОГО ЗНАКА СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА. КЕЙС: Несвоевременная регистрация товарного знака.
Похожие публикации